kan_kendarat (kan_kendarat) wrote,
kan_kendarat
kan_kendarat

Categories:

СТАДО БЕШЕНЫХ ГАЗЕЛЕЙ

 (из моего архива)

… А хочешь, я расскажу тебе, как я занималась газельным «бизнесом»?  

…Этот день был последней каплей. Да пропади оно все пропадом! Господи, век буду молиться: спасибо, что уберег, спасибо, что отвел беду... В этот день мои водители, нажравшись, как свиньи, с песнями возили пассажиров. И ни одна сволочь не тормознула пьяных убийц.

Для того, чтобы понять, в какую чудовищную пропасть мы свалились, нужно было заняться газельным бизнесом. После этого жуткого года на меня уже не действуют никакие сказки о светлом капиталистическом рае. Нет, мои дорогие: это вонь, кровь и рабство. Рабство, одинаково унижающее и невыносимое и для раба, и для рабовладельца. Если у него в душе остались хоть какие-то представления о добре и зле, в конце - концов он скажет: «Нет. Я не буду в этом участвовать. Да пропади оно все пропадом!»

 

 Как это все устроено 

 Я берусь утверждать с цифрами на руках, что если бы газельщики выполняли хотя бы минимальный набор требований к пассажирскому транспорту – этот бизнес вылетел бы в трубу. Даже без перевозки льготников, которую они благополучно свалили на муниципальный транспорт.

Есть ли у них своя ремонтная база? Нет. Если и есть какое-то подобие автомастерской, то там следят за «хозяйскими машинами». Хозяйских на маршруте от силы процентов 20.  Нет у нас таких «хозяев», у которых хватило бы мошны хотя бы на один приличный «Икарус». Плохонькие «газельки» - это все, что они могут потянуть. Все остальные машины  взяты якобы  в «аренду». Я не зря  говорю здесь «якобы»: про эту «аренду» - чуть ниже. Содержание такой ремонтной базы – это расходы. А расходы – побоку! Поэтому 80 процентов машин ремонтируются,  где придется.  Например – в одной из автоколонн, расположенной в центре города. В былые времена ее название гремело, а нынче пьяные слесаря изображают там «ремонт». После одного такого ремонта у меня задымился ручник, после второго – провалились тормоза. В подсобке там сидит Степаныч, который практически в открытую продает водилам запчасти, снятые со списанных машин. В этой лавке старьевщика постоянно толпится народ, маленький бизнес Степаныча по сбыту налево автоколонского добра – процветает. Водилы экономят, утиль снова ставится на автобусы.

Осматривает ли кто-нибудь машины перед выходом на линию? Конечно, - нет. Для этого нужно держать постоянного человека, какого-нибудь механика, или даже инженера. И кому нужно платить ему зарплату?

Осматривает ли кто-нибудь водителей перед рейсом? Иногда - да. Но лучше бы они этого не делали.   На моих глазах водилу с жуткого бодуна и с диким амбрэ спокойно выпустили на линию. Тетенька в белом халате заседала в бывшем вытрезвителе.  После ее  традиционных клиентов похмельный водила показался ей просто огурчиком.   Мой Михалыч, к примеру, проходил все медосмотры без сучка и задоринки.

 МИХАЛЫЧ

Михалыч был золотой водила. Он всегда сдавал выручку, убирал салон и только один раз вляпался в ДТП. В кабине у него весь день болталась пластиковая бутыль с какой-то бурдомагой. В конце дня, закрыв машину, он трясущейся рукой отвинчивал крышку и выхлебывал бутыль тут же, на стоянке. Михалыч был алкашом.
Его нигде больше не брали на работу. Поэтому он пошел на маршрут, возить пассажиров. Однажды он 2 недели менял колеса. Приходил ежедневно, отвинчивал гайку, долго смотрел на нее, тяжело вздыхал – и уходил. Так протекал  у него запой. На третьем запое он услышал от меня: «Все, Михалыч. Терпение лопнуло. Каждый день простоя – это жуткие убытки». На следующий день он уже работал на другого хозяина. То, что Михалыч – алкаш знали все. Михалыча оторвали с руками.


Как это все устроено (продолжение) 

Это было в тот год, когда погибли молодые ребята, упавшие с моста на речной лед. В газели не были, как положено, закреплены задние двери. Если вы помните, ребятишки возвращались из ночного клуба и поймали газель до Новокуйбышевска. Ах, какой тогда поднялся переполох! Как, почему водила рассекал ночью на хозяйской газели? Помню, как тряслись руки у владельца фирмы, какие громы и молнии метал на совещаниях товарищ Григоров, который отвечал тогда, при Лиманском, за транспорт. Как стучали кулаками и грозились навести порядок: заставить все фирмы ставить свои машины на одну стоянку.

 У людей понимающих этот цирк вызывал лишь горестную усмешку. Все всё прекрасно понимали. Прежде всего,  понимали, что никаких общих обязательных стоянок не будет. Машины выходят на линию в 6 утра. Скажите на милость, за чей счет будет ходить вахтовая машина и собирать их по домам? За счет фирмы? А оно ей надо?

А кто будет в 12 ночи, когда уходит с рейса последняя газель, развозить их по домам? Или вы, может быть, хотите сказать, что стоянку фирма тоже должна содержать за свой счет?

Это уже какое-то государственное АТП получается, а не продвинутый газельный «бизьнис». Поэтому-то водилы и рассекали от дома до работы на хозяйских газелях. И совсем не факт, что ставили их на ближайшие стоянки: разве они дураки платить за сохранность чужой машины из своего кармана?  Чаще всего – бросали машины под окнами.

 А если их угоняли – с них взятки гладки. Никакого договора о материальной ответственности с ними не заключалось: у них на руках – доверенность, написанная от руки владельцем. Все. Один из таких потерпевших владельцев, сердешный, вздумал взыскать с водилы за угнанную машину. Мат-перемат излагать не буду, но описывал обшарпанную халупу этого алкаша горемыка весьма цветисто. 

 Да что там «частник – единоличник»!  У хозяйки маршрута  угнали машину! Бойкий джигит исчез вместе с новенькой газелью. Правда потом прошел слух, что джигит через полгода объявился и привез хозяйке ящик винограда:

-Парасты, дарагая, сыльно па родственникам соскучился, Решил на новой машине прыехат! 

 Однако, полагаю, что этот хэппи – энд придумала сама хозяйка, дабы показать превосходство над лохами – единоличниками. Она же наставляла: не бери кавказцев, а уж если взяла – не давай в долг.

Поздно. Сабир уже выпросил у меня деньги.

САБИР 

Гость с гор спустился совсем недавно, но уже попробовал работать на другом маршруте. Что ему там не понравилось, выяснить так и не удалось: у фирм не принято обмениваться между собой информацией. Сведения о каждом воре, алкаше или наркомане являются коммерческой тайной. Поэтому все эти золотые работнички спокойно совершают круговорот по всем маршрутам. Ровно неделю Сабир работал замечательно. Через неделю выяснилось, что из Дагестана едет беременная жена с детьми, и нужны деньги им на билет. Разумеется, он их отработает!

-Кылянус!

 

 Как только деньги перекочевали из кошелька в кошелек,  Сабира будто подменили.
Глаза мне открыла хозяйка фирмы. И посочувствовав, посоветовала проститься с деньгами. Деньги, однако, я с Сабира взяла. И из машины унести ничего не дала. (А они тащут все, что можно: от запасок до огнетушителей и аптечек.)  Просто не успел. Однако, когда такие же горемыки требовали у меня подробностей – я молчала. Нет-нет, ничего противозаконного не было. Только душу пришлось в пакости искупать. До сих пор чернота на сердце. 
 

Как это все устроено (продолжение)

Между фирмой, владеющей маршрутом,  и владельцем двух-трех газелей отношения существовали откровенно противоестественные. Начать с того, что фирма брала у меня машины в аренду.Но платила не она мне, а я ей. Объясняю по порядку.

Зачем частному бизнесу отдали самые доходные маршруты, практически разорив тем самым муниципальный транспорт – сие ведомо только господу Богу.
Зачем на один маршрут  пускали  сразу несколько фирм, заставляя водителей   наперегонки гоняться за каждым пассажиром, а в перерывах бить конкурентам морду – это тоже тайное ноу-хау нашей мэрии.
 Вообще-то стоило бы частника пустить на самые отдаленные маршруты, где пассажиров - в час по чайной ложке, вот и пусть там резвятся и налаживают сервис.
 А освободившийся муниципальный транспорт перебросить туда, где всегда битком. Интервал между автобусами сокращается, на дорогах порядок, а не беспредел… 

Но какой же тогда «бизьнис»? «Бизьнис» - это когда муниципальный транспорт остается без выручки,  новые автобусы покупать не на что, АТП одно за другим разоряются, уходят с маршрута. И частник объявляет: « Сегодня едем за 15 рублей. Не нравится – идите пешком».

Как и кому раздавались маршруты – тайна великая есть. А поскольку у самого «владельца» (подозреваю, что по документам все-таки «арендатора») маршрута собственных  машин, чтобы обеспечить его работу, не было, то он, вроде как брал их в аренду.

 По документам все частники- единоличники сдавали свои машины фирмам -  владельцам маршрутов в аренду. На самом деле фирмы эти машины в глаза не видели. Копия техпаспорта, копия водительских прав – и Вася. Работай, стало быть, на маршруте. Главное, отстегивай ежемесячно за право работать деньги. В среднем от 5 до 7 тысяч за каждую машину. Куда они там эти деньги относили – их проблема. Вся забота у «фирм» - собирать деньги, вести документацию (которая по сути – филькина грамота), и вежливо слушать на совещаниях, как «верхние»   потрясают кулаками  и грозят «навести порядок».

В общем, картина маслом.  Я сама нахожу  по объявлению водителя на свою личную машину и веду его за ручку в фирму. Официально я к нему никакого отношения не имею: напоминаю - по документам я просто сдала свою машину в аренду этой фирме.
 Водитель вроде как оформляется на работу в эту фирму. «Вроде как», потому что трудовых книжек у него скопилось не меньше десятка, и в случае чего оставить одну на память – ничего не стоит. Кстати, если  ему жалко отдавать книжку из своей «библиотеки», в фирме тут же заводят новый бланк.

 При этом мужику, которого я первый раз в глаза вижу,  я выписываю доверенность на свою личную газель. Плачу за право работать на этом маршруте, оплачиваю ремонт, техосмотр, лицензию, таскаюсь за ним по маршруту, проверяя, не надрался ли он вдрызг посреди рабочего дня… Как вы сами понимаете, никакого иного контроля на маршруте не предусмотрено: это вам не государственное АТП, фирма тратиться не будет. То есть, никакого законного рычага для управления этим водителем у меня нет. Он мне никак не подчинен. По большому счету вообще непонятно, почему он еще должен делиться с хозяином своим заработком. Это водитель просекает быстро, через пару недель.  И тогда вступают в силу внеэкономические методы принуждения. Водителям  бьют морду. Как рабам.
 

СЕРЁГА 

-Ты меня обидела! - Серега с трудом выговаривает слова и пьяно пытается мне втолковать: «Ты меня обидела!» 

Бесполезно, Серега. Это сейчас, когда я вновь стала человеком, знающим грань между Добром и Злом, я понимаю, как  я тебя обидела. Из всей череды беженцев, запойных алкашей, хитромудрых горцев, которые прошли через мои машины, Серега был самым светлым пятном.

 Если бы не эта круговерть, случившаяся со страной, было бы у этого светловолосого парня все в порядке. А так – попал туда, куда нормальных, уважающих себя мужиков и калачом не заманишь.
…Они работают по 18 часов. На наших дорогах. У них нет возможности нормально поесть. Им негде сходить в туалет. Никого не волнуют их больничные. Им не нужен сменщик, потому что тогда они потеряют в заработке. Когда в прошлом году газель где-то на Ново-Садовой перевернулась от того, что водитель просто потерял сознание – я не удивилась. Если бы был нормальный медосмотр, то каждого второго нужно было   снимать с линии и отправлять отсыпаться. В эту круговерть их загнала нужда и безысходность. У кого-то нет гражданства, у кого-то нет регистрации,  у кого-то -прописки… В «фирмах» на это закрывают глаза. Там берут даже 18-летних пацанов, которые неведомыми путями делают себе категорию «Д». Это высшая категория, которая дает право возить пассажиров.
 Там всех берут. Потому что каждый день простоя для владельца – это убыток. 
Честно работают недолго:  кто – неделю, кто держится месяц. Потом начинают «маркитанить»: резко падает выручка. Один гаишник, владелец газели, проверив пассажиропоток  и, убедившись, что водила его надувает, прилюдно на кольце Авроры начал воспитывать его кулаками. Никто не возмутился: обычное дело.

 У Сереги упала выручка. Я решила, что маркитанит. А у него была нормальная рабочая гордость. И даже подозрение было ему оскорбительно. Я его обидела. 
 

Как это все устроено (продолжение) 

Весь этот «бизьнис» основан на трех китах:

- дикая эксплуатация

 - экономия на всех «правилах обеспечения безопасности пассажирских перевозок»

- все деньги идут «мимо кассы» и никак не облагаются налогами 

Налог берут «натурой». Когда нашему доблестному ГАИ нужен автобус для собственных  нужд, они просто идут на площадь к вокзалу, (там  газелисты обычно  покупают у муниципалов ворованный бензин)   и срывают со стекол талончики техосмотра. Они, как никто другой, знают этим талончикам цену. И спокойно объясняют: «Либо возишь нас весь день за свой счет – либо проводим инструментальный контроль» Куда денешься: оброк надо платить.

И получается интересная картина. Кто-то торгует разрешением ездить по дорогам и подвозить пассажиров. Поскольку сбор этот непонятен, то вряд ли он облагается налогом.

Владельцы газелей, якобы сдавшие свои машины в аренду, никаких налогов, само собой за реальную выручку не платят. Водители по всем документам получают в фирме самую минимальную из всех минималок: вот с нее и капает государству.

А все пассажирские денежки, которые могли бы пойти в кассу муниципалитета, денежки, на которые могли бы купить новые просторные автобусы – текут в чьи-то карманы.

И упаси Боже, если вдруг кому-то придет в голову действительно навести в этом «бизьнисе» порядок: заняться охраной труда, обеспечить учет и контроль, навести производственную и технологическую дисциплину, проверить матоснащение! Газели тут же исчезнут с наших улиц. Их не нужно будет «убирать», «сокращать»… Они пропадут сами. Растают, как дым. А что взамен? 

… - Знаешь, что я тебе скажу, - вздохнула моя собеседница. - Если хочешь знать мое мнение, то категорически нельзя в частные руки отдавать ничего, что связано с жизнью людей. Пусть шьют шляпки, держат ночные клубы, торгуют в магазинчиках. Но туда, где человек доверяет им свою жизнь – их нельзя подпускать на пушечный выстрел!

Как у нас теперь вдруг посыпались с неба самолеты… Летать стали меньше (людям просто не по карману билет), а катастрофы – чуть ли не каждую неделю. А ведь по количеству катастроф мы еще пока отстаем от запада: наши рекорды еще впереди. Там, где во главе угла стоит прибыль – будут летать и ездить на рухляди, будут ставить списанные запчасти, будут терять сознание от переутомления летчики, водители и диспетчеры. Вчера депутаты повысили величину страховых выплат. Но какая страховка заменит маме сына?

И запомни еще одно: никогда частник не полезет в убыточное дело. Нет, они хватают самые вкусные и жирные куски. А это значит, что городской транспорт на самом деле может быть прибыльным. Хочешь, я расскажу тебе, откуда там убытки? Впрочем, это уже совсем другая история…

Tags: Бытописательство
Subscribe

  • СКАЗКА ПРО СРУЛИКА

    А хотите, камрады, я вам расскажу, кто и зачем прогундел нам все уши про пакт Молотова-Рибентропа и сильно секретные протоколы? Я могу…

  • ИЗМЕННИК РОДИНЫ. ч.4

    Это мой второй жж. часть 1, часть 2 часть 3 Краткое содержание предыдущих частей: Григорий Циденков, кандидат социологических наук,…

  • МНЕ РАКШИН ДРУГ. НО ВЕДЬ RAMMSTEIN ДОРОЖЕ :)

    ПРЕДЫСТОРИЯ Тут днями ко мне в пост в Фейсбуке , где я аккуратно высказывала своё предположение, что героиня нового клипа Rammstein…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • СКАЗКА ПРО СРУЛИКА

    А хотите, камрады, я вам расскажу, кто и зачем прогундел нам все уши про пакт Молотова-Рибентропа и сильно секретные протоколы? Я могу…

  • ИЗМЕННИК РОДИНЫ. ч.4

    Это мой второй жж. часть 1, часть 2 часть 3 Краткое содержание предыдущих частей: Григорий Циденков, кандидат социологических наук,…

  • МНЕ РАКШИН ДРУГ. НО ВЕДЬ RAMMSTEIN ДОРОЖЕ :)

    ПРЕДЫСТОРИЯ Тут днями ко мне в пост в Фейсбуке , где я аккуратно высказывала своё предположение, что героиня нового клипа Rammstein…