April 17th, 2014

(no subject)

Напряжён. Закрыт. Не обаятелен. Проговаривал слова, отрабатывал номер.
Пенсионеры, разорённые Крымом, сочинцы, напуганные Крымом, тётка с ЖКХ, ревнующая к Крыму... Крым, строго вопрошающий, когда же Россия начнёт поднимать его разваленное с/х и промышленность. Тут был сброд, а не народ.

Нет искренности, нет эмоции, нет нерва и интриги. Весь эфир, как ведро попкорна. Очень тяжёлое впечатление. Парню нашему совсем сейчас не сладко.

И про Лукьяненко. Помнится, после того, как я что-то написала про евреев (вполне приличное, впрочем) - Лукьяненко обложил меня матерно и отфрендился. А про "прОклятую Украину " и запрет перевода на мову его книг - это он до жути толерастный и совсем не ксенофобный, да. И вот всё у них так.